Icon_222222222
Madmax

село Глиное. Братская Могила


Описание

Братская Могила

Комментарии

Icon_222222222
Madmax
Фрагмент боя из воспоминаний участника битвы в котором упоминается фамилия бойца похороненного в этой братской могиле.(Таран)А.Левин, гвардии полковник запаса. «Малая земля…»   Преследуемый частями 3-го Украинского фронта, враг отходил от Южного Буга на запад. В апреле сорок четвертого 3-й гвардейский полк, которым я командовал, вышел к Днестру возле села Глиное. Переправившись через реку, мы вышли на рубеж атаки. Днестровский плацдарм. Это был совсем крохотный клочок земли. Но каждый из нас прекрасно понимал: именно здесь готовится один из мощных ударов по врагу, а этот кусочек отвоеванной у захватчиков земли и был частью знаменитого Днестровского плацдарма. Темной апрельской ночью 116 и 119-й полки 40-й дивизии форсировали Днестр. Опаленные в жестоких схватках с врагом, эти части, словно заново пополненные, натиском сбили противника с высот юго-западнее села Чобручи. Вслед за ними недалеко от села Глиное переправился через реку и наш 3-й полк 4-й гвардейской стрелковой дивизии, входившей в 46-ю армию. Мы с замполитом подполковником Гавриловым выбрались на бугорок вблизи наблюдательного пункта, еще и еще раз стали осматривать местность. За нашими спинами едва слышно катил свои воды Днестр, который мы недавно форсировали. Залегли в окопах солдаты. А там, впереди, сразу же за оборонительными позициями, —- крутая возвышенность, глубокие балки, поросшие акацией и дубняком. На самом гребне приднестровского плато — окопавшийся враг. Свой передний край он окружил густой сетью огневых точек. Прочность вражеской обороны пришлось испытать еще накануне, когда мы решили с ходу сбить противника сразу же, после переправы через реку. Одна, вторая, третья атака... Но дальше километра от берега так и не удалось продвинуться. Мы насчитали более двадцати танков. Вот уже снаряды рвутся на огневых позициях батареи. — Бейте их, выдержим! — кричал Ивакин. На батарее кипела работа. Ящики со снарядами подносили безостановочно, потоком. Санинструктор — молодой коммунист гвардии сержант Шевцов — успевал не только перевязывать раненых и уносить их в укрытие, но и подносить снаряды к орудиям. Вскоре вспыхнул еще один танк: его подожгли командир орудия Федосов и его наводчик Таран. Капитан Ивакин доволен. Но спустя несколько минут орудие Федосова умолкает от прямого попадания вражеского снаряда. Федосов и Таран взрывной волной отброшены в окоп. Они ранены, и все же с огневых позиций батареи уходить отказываются. На них кричит, надрываясь, санинструктор Шевцов, но в ответ лишь одно: — Не приставай! Видишь, батарею нельзя оставить! Появляется немецкая пехота, затем из шести бронетранспортеров выскакивают автоматчики. Батарея Ивакина не молчит. Она бьет по врагу точно, в упор. Орудиям вторят минометы батареи Уманского. Вражеская пехота остановилась, залегла, а потом повернула назад, вслед за ушедшими в укрытие бронетранспортерами. Снова показались немецкие танки. Их появление сопровождалось огневым налетом шестиствольных минометов. Они били по стыку наших батальонов, на батарею Ивакина. Потом воздух оглашается страшным воем пикирующих на батарею «юнкерсов». Их — пятнадцать, каждый по очереди проносится над батареей, сбрасывая сотни килограммов смертоносного металла. Но батарея стоит. Внезапно появились наши краснозвездные истребители. «Юнкерсы» ушли. В четырнадцать ноль-ноль орудие старшего сержанта Тузикова подожгло второй немецкий танк. Но тут же умолкло, разбитое вражеским снарядом. Тяжело раненного Тузикова унесли санитары. От ивакинской батареи осталось всего лишь одно орудие гвардии сержанта Сильтяева. От его снаряда загорелся еще один танк. Целых два часа вел Сильтяев неравный поединок. На орудие сыпались десятки снарядов, но Сильтяев дрался. Разрывы скрыли от глаз героя и его орудия. Затем все….
Ответить
Добавить объект